Мне подарили

10:06 21.11.2018
Ирина Кравец опубликовала запись в сообщество Наш мир

О жизни наших в Китае

Ольга отправилась в Китай ради магистратуры в университете. Она рассчитывала попутешествовать по новой стране и в итоге приобрела большой опыт. .

Я всегда мечтала пожить за границей. Грезила Америкой, но все вокруг говорили, что за Китаем будущее, и я сделала выбор в его пользу. Тогда я плохо себе представляла, что такое Китай с его менталитетом, мной двигал чистый энтузиазм. Думала, поеду в Китай, выучу язык, посмотрю на другую страну, попутешествую. Но я и не подозревала, каким вкладом это будет в мою жизнь.

В прошлом году я закончила факультет журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова. Поехала в Китай, чтобы на рынке труда иметь преимущество в виде владения китайским языком. Я работала в крупнейших издательских домах России, училась в лучшем вузе страны, общалась с большим количеством талантливых и трудолюбивых ребят. В какой-то момент я поняла, чтобы выделяться, необходимо преимущество.

В это же время я узнала о возможности получения гранта на обучение в магистратуре китайского вуза, но перед этим требовалось пройти языковой год. Через агентство подала документы в Тяньцзиньский университет и улетела.

Первое, что я ощутила по приезде в Китай, — это колоссальное чувство одиночества. Помню, я стояла возле кофейни на территории своего кампуса, пытаясь поймать Wi-Fi и хоть как-то связаться с привычным миром, оглядывалась и замирала в диком страхе, потому что вокруг меня незнакомые страна, город, улицы и люди. Это странное ощущение, схожее с ощущением отсутствия земли под ногами, а тебе даже схватиться не за что.

С течением времени это чувство одиночества только обострялось, даже несмотря на наличие рядом иностранцев. Здесь каждый ищет себе близких по духу, чтобы хоть на мгновение обрести чувство «дома», но редко находит. Потому что в конечном итоге каждый сам за себя и для себя.

Поэтому большую часть времени я провожу либо в своих мыслях, либо в мессенджерах с родными. Благо, сейчас рядом есть любимый человек, иначе в таком режиме можно легко сойти с ума.

Китай — это не просто другая страна, это совершенно иной мир. В течение года я пыталась понять истинную сущность китайцев: задавала вопросы им самим, расспрашивала иностранцев, которые здесь давно или даже состоят в браке с китайцами, но затем поняла, что копать глубоко не нужно, все на поверхности. Они все — абсолютно разные, как и в любых других нациях. Старшее поколение и жители маленьких городов — именно такие, какими их представляют жители других стран в своих стереотипах. Бескультурные, громкие, чавкающие и харкающие, со специфичными запахами.

Однако современное поколение очень сильно отличается. Они умны, образованны, трудолюбивы и очень культурны. Особенно в мегаполисах вроде Пекина и Шанхая.

Я учусь в группе с китайцами на факультете журналистики и коммуникаций в Шанхайском университете. Я вижу темы, которые их интересуют, и работы, которые они делают, слышу их рассуждения и пытаюсь понять мышление. В конечном счете я осознаю, что это то поколение, которое изменит наше с вами представление о китайцах.

Но пока они имеют меньший вес в обществе, проживание в Китае остается очень специфичным.

В прошлом году я побывала примерно в 10 городах Китая. Мне показалось, что они почти ничем не отличаются друг от друга. Разве что в маленьких городах на иностранцев смотрят как на инопланетных существ, совсем еще маленькие дети могут даже заплакать при виде светловолосых и голубоглазых людей. Все хотят с тобой сфотографироваться или потрогать тебя. В этом смысле китайцам совершенно незнакомо такое понятие, как личное пространство.

Один из движущих ими принципов — «куда все, туда и я». Например, если вы видите два кафетерия — один с очередью на входе, а второй пустой (пусть и с одинаковым ассортиментом/ценами/качеством), китайцы, скорее, пойдут туда, где уже есть народ. То же самое с кассами на вокзалах — три окошка с очередью в 15 человек, а рядом пустое 4-е, и почти никто не додумывается встать туда. Нашу русскую логику здесь можно отключить, ей не поддается почти ничего.

При этом я считаю, что китайцы заслуживают уважения за то, что очень много работают. Иногда даже слишком много.

Зарабатывать в Китае не сможет только ленивый. Потому что в действительности деньги здесь повсюду и их много, остается только разобраться со своими моральными принципами. Можно брать модельные и танцевальные подработки, можно работать преподавателем английского языка. Все это хорошо оплачивается: при расчетливом распоряжении деньгами можно запросто накопить неплохой стартовый капитал для собственного бизнеса. Однако эта деятельность чаще всего нелегальная, и можно попасть под полицейский рейд, после чего вам выпишут штраф и депортируют на родину.

Вот с легальным бизнесом для иностранцев в Китае уже сложнее. Если ты не хочешь брать в долю китайца, то придется платить большие налоги государству. Ну и сталкиваться с ситуациями, где с тебя, как с иностранца, все и всегда хотят взять больше.

После лингвистических курсов в Тяньцзиньском университете я получила полный грант на обучение в Шанхайском университете. Получить грант оказалось достаточно легко. В моем случае речь идет о магистратуре. Для учебы на китайском необходимо предоставить сертификат HSK 4 или 5 (экзамен на уровень знания китайского языка). Для учебы на английском —IELTS, TOEFL или диплом международного вуза. А также подготовить рекомендательные и мотивационные письма. Грант покрывает учебу, проживание, страховку и дает ежемесячные выплаты в размере трех тысяч юаней (примерно 30 тысяч рублей). Китайская магистратура длится два года (иногда три), первый год — учебный, второй дается на написание магистерской работы.

Когда среди всей профессиональной китайской лексики я понимаю, о чем идет речь на паре, мне довольно интересно, потому что я сравниваю полученные мной профессиональные знания и навыки в России с Китаем.

Тот опыт, который я приобретаю в Китае, стоит многого. Если бы год назад мне показали всю предстоящую перспективу со всеми ее сложностями, я бы все равно на нее согласилась. Возможно, лишь с некоторыми поправками.

Люди, работа, путешествия, учеба в другой стране — драгоценный опыт. Не говоря уже о тех колоссальных внутренних изменениях, которые происходят с тобой по мере проживания подобного.

Метки: жизнь, китай, привычки, быт, соо Наш мир
18:14 20.08.2018
Ирина Кравец опубликовала запись в сообщество Наш мир

Во что китайцы превратили богатейший город Азии

«Одна страна — две системы» — звучит как приступ политической шизофрении. Однако именно по такой схеме Коммунистическая партия Китая руководит двумя по сути разными странами внутри одной: материковым Китаем и Специальным административным районом Сянган. Сянган — китайское название Гонконга, который в 1997 году вернулся в лоно родины из-под суверенитета Великобритании. С тех пор город живет по отдельным от Китая законам, оставаясь его неотделимой частью.

Как в Китае сосуществуют демократия и социализм, а главное — как получилось, что британская корона добровольно отказалась от главного финансового центра Азии, Улицы Коулунского полуострова В 1971 году Китай официально стал частью мирового сообщества. До этого в ООН страну представляла Китайская республика на Тайване. Правящую Китаем Коммунистическую партию не очень устраивала перспектива иметь под боком англосаксонскую демократию, поэтому спустя год Пекин предложил ООН убрать Гонконг из списка колоний. Это, в свою очередь, лишило гонконгцев права на самоопределение, которое было дано всем новым государствам, выходящим из управления метрополий. Тогда 99 государств-членов организации согласились, что Сянган никогда не был колонизирован, он всегда был частью Китая, временно оккупированной Британией. Та же участь постигла португальскую колонию Макао, Тайвань, Тибет, Восточный Туркестан, Маньчжурию, а также территории нынешних Тибетского, Нинся-Хуэйского и Гуанси-Чжуанского автономных районов и Внутренней Монголии. Британские военные снимают флаги Соединенного Королевства перед тем, как покинуть Гонконг Перед тем как уйти из бывшей колонии, британцы все же попытались сделать так, чтобы у гонконгцев остались хоть какие-то свободы. Несмотря на то что Гонконг становился китайской территорией, он был не просто городом, а Специальным административным районом, с независимым от Пекина правительством. В течение 50 лет там должен был сохраняться капитализм и привычный гражданам образ жизни.


С тех пор как Гонконг стал китайским, прошел 21 год. Двух десятилетий не хватило, чтобы жители города смирились с тем, что из гонконгцев они превратились в китайцев. Вера в обещания китайских властей не вмешиваться в управление городом тоже себя не оправдала. В 1997-м некоторые надеялись, что демократия внутри страны поспособствует политическим изменениям на материке, Гонконг называли демократическим «троянским конем», который внедрит свободу в коммунистический Китай. Были и те, кто приравнивал возвращение Гонконга к его гибели. Они предрекали, что британцы вскоре полностью потеряют свое влияние, официальный английский язык сменится на китайский и кантонский, а «выборная» администрация будет назначаться из Пекина. В общем, не будет Китай считаться с особенностями Гонконга.


Обещание не вмешиваться в жизнь Гонконга Пекин не выполнил. Уже в 2003 году гонконгское законодательство дополнилось статьей, по которой запрещались «любые действия по подрыву авторитета и деятельности Коммунистической партии Китая, политическая деятельность иностранных политических организаций, а также установление контактов с ними». Тогда полтора миллиона гонконгцев вышли на улицы в знак протеста, и нововведение пришлось отменить. Гонконгцы демонстрируют лозунги «Гонконг — не Китай» во время отборочного матча на чемпионат мира по футболу между командами Гонконга и КНР, 2015 год Поняв, что действовать исподтишка в Гонконге не получится, а его жители готовы бороться за свои права, Пекин решил действовать осторожнее. В 2012-м в гонконгских школах появились уроки патриотического воспитания, на которых детям рассказывали, как нужно любить и ценить материковый Китай, а также о том, как результативно прошла Культурная революция и демонстрации на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, где, по разным подсчетам, правительство убило от 300 до 1000 человек. Жители города вновь не оценили попытки Пекина приблизить к себе Гонконг и вышли на протестные демонстрации. Коммунистической партии вновь пришлось пойти навстречу гонконгцам, привыкшим к тому, что с их мнением считаются. Предсказавшие за 20 лет до этого нерадужную перспективу для Гонконга оказались правы. После вступление страны в ВТО и появления таких мегаполисов, как Шанхай и Гуанчжоу, доля Гонконга в ВВП Китая снизилась с 16 процентов в 1997-м до 3 процентов в 2017-м. Китайский язык потесниланглийский на позиции главного в Сянгане, главным образом потому, что около миллиона жителей материкового Китая мигрировали в Специальный административный район. Хорошо или плохо то, что Гонконг вернулся в Китай, зависит от того, с какой стороны смотреть. С одной — Сянган действительно избавляется от колониального прошлого и становится частью Китая. С другой — город еще 29 лет должен оставаться вне влияния Пекина, однако, судя по всему, у Коммунистической партии с верностью слову дела обстоят не очень, а Великобритания не стремится напоминать китайцам об их обязательствах. Оставшимся один на один с новым владельцем гонконгцам остается надеяться, что «две системы» нескоро сольются в одну. Одна из самых знаменитых улиц Гонконга — Натан Роуд, 1961 год

Метки: история, китай, Гонконг, соо Наш мир
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Ирина Кравец
Войти